Совместно с издательством "Айсберг" начинаем публикацию новой книги Виктора Семенова. Роман "Банка" - новый для автора опыт в необычном для него жанре фантастики, или даже антиутопии. Каждые два-три дня Вас ждет продолжение романа на нашем сайте.

Оглавление

  1. Дебют
    1. Прибытие поезда
      1. 1-1-1
      2. 1-1-2
      3. 1-1-3
      4. 1-1-4
    2. Унесенные ветром
    3. За пригоршню долларов
    4. Титаник
    5. Гений
    6. Криминальное чтиво
    7. Детектив Нэш
  2. Миттельшпиль
  3. Эндшпиль

Банка

Какой странный звук, думал Дорин. Очень странный. Затухающий, тихий, он как будто теряется в темном пространстве вагона и оживает через секунду, дурманит, заставляя кровь бежать быстрее, а сердце — бешено стучать. «Что это такое?» — шевелилась в его сознании мысль, не очень четкая, как, собственно, и другие, посещавшие его в последнее время. «От недосыпа, — убеждал он себя, — от недосыпа и их дурацких лекарств».

Андрея погрузили в вагон вчера вечером двое молодых ребят в красивой темно-синей форме сотрудников службы исполнения наказаний. Первый, блондин с привлекательным лицом, сказал второму — невысокому, но очень мощному парню, слегка прищурившись от сильного северного ветра:

— Паша, давай скоренько, мне надо маман позвонить перед отъездом...

— Пятнадцать минут еще, — отвечал крепыш, — успеешь...

— Ты Зинаиду Михалну знаешь же. Какие там пятнадцать минут.

И ушел куда-то к станции. Паша сопроводил Дорина в вагон. Внутри вместо обычных купейных клетушек обнаружились маленькие камеры временного содержания. В одну из них парень и завел Андрея. Тот, оставшись наконец один, тут же свалился на койку и закинул руки за голову. Тускло светилась лампа, вмонтированная в потолок камеры ближе к двери.

«Как король, — подумал он, — один в вагоне. Спецзаказ. Как привык».

Минут через пять Дорин уснул, впервые за несколько прошедших с судебного заседания дней, уснул мертвецки, и проснулся лишь утром — от странного звука. Звук то затухал, то вновь разгорался до пожара и проникал в каждую клеточку организма. Поезд не двигался.

Дверь камеры пискнула электронным замком, и металл, покрытый темно-коричневой кожей, отъехал в сторону, освобождая проход. В нем появилось красивое лицо блондина, а потом и все его подтянутое тело в темно-синем.

— Дорин! — командным голосом произнес блондин. — На выход!

— А в туалет? — спросил тот с надеждой.

Сопровождающий кивнул, и Андрей поднялся с койки. Через пять минут он покинул туалет и уперся в спину второго охранника. Так они и отправились, гуськом, к выходу из вагона, и на перроне окунулись в утренние лучи осеннего солнышка. И тут снова прокатился звук, и только теперь Дорин понял: это колокольный звон. Такой привычный для детства, подзабытый со временем и совсем стершийся из памяти в последние годы. Андрей улыбнулся, добавив солнышка, и тут же получил тычок в спину от крепыша:

— Не зевай, Дорин! Транспорт ждет.

И троица направилась к служебному автомобилю, припаркованному недалеко от спуска с перрона. Теперь впереди колонны оказался блондин, но Андрей не смотрел на его прямую, как палка, спину, а косился налево, за вычурное здание вокзала, на жилую застройку, в надежде найти в ее глубинах церквушку, из которой и вещал звонкий колокол. Мимо них по перрону прошла молодая симпатичная девчонка, также в форме, по цвету похожей на форменную одежду ребят. Она улыбнулась блондину и кокетливо подмигнула ему. Тот не обратил на это внимания, в отличие от своего коллеги.

— Улыбалась тебе девчушка-то, — отметил Павел.

Блондин не ответил, а Дорин все-таки умудрился рассмотреть краешек позолоченного купола.

Через минуту они оказались около темно-синего микроавтобуса, украшенного все теми же отличительными знаками службы исполнения наказаний. Троица, пройдя через бронированную дверь, погрузилась внутрь. В микроавтобусе пахло рвотой и мокрой резиной, хотя никаких следов ни того, ни другого на полу не было. Блондин указал Дорину на место слева от двери, а сам сел напротив него и покосился на Павла, который закрывал дверь в машину.

— Чего глядишь? — спросил Паша, а машина тем временем тронулась.

— Так, вспомнилось... — ответил красавчик.

— Рогов?

— Ага... — усмехнулся тот.

— Так Рогова поймали, почти сразу. И машина была другая... Это же новая модель.

— Ну да, — буркнул блондин, — машина новая. Новая модель. А люди-то те же...

— Нет, не те же! — неожиданно горячо выкрикнул Паша, а Дорин даже вздрогнул. — Другие! Мы другие! С каждым годом, с каждым месяцем, с каждым днем! С каждой секундой!

Блондин молчал. Павел тоже затих, выплеснув неожиданно нахлынувшие эмоции. Дорин, не найдя окон, закрыл глаза и откинулся назад, пытаясь заснуть. Он понятия не имел, сколько ехать. Конечно, никакой сон к Андрею так и не пришел, и он просто плыл по волнам памяти, отдавшись огромному, бурному океану мыслей. Его, заядлого киномана, ничто не огорчало так, как расставание с коллекцией фильмов разных времен и стран, которую он собрал за двадцать долгих лет своего интереса.

Андрей прокрутил пленку жизни назад и оказался в маленькой комнатке общежития, где некоторое время обитала их семья. Он ерзал за столом, пытаясь делать уроки, а молодые папа с мамой ругались в коридоре. Плохо закрытая дверь сделала инцидент достоянием маленького Андрея, и он, конечно, устремил свое внимание на то, что происходит в коридоре, а не на учебник по математике за первый класс. Мама требовала денег, больше денег. Папа отбивался: «Зарплату задержали». Мама объясняла со злостью: не хватает даже на еду! И тогда, именно тогда эта мысль впервые заползла в сознание маленького Дорина. «Деньги... У мужчины всегда должны быть деньги. Тогда никто не будет ругаться. И все будут счастливы», — прошептал кто-то у него в голове, и Андрей поверил шептуну, как хорошему другу, запомнил эту мысль. Она поселилась в его сознании, с годами вырастала, принимая разные формы, порой причудливые и уродливые.

В школе он был хорош по тем предметам, где требовалось считать, запоминать и мыслить логически. Лучший шахматист района, побеждал на соревнованиях. И очень удачно делал карьеру везде, где бы ни находился. После института мгновенно устроился чиновником в один из городских департаментов и за пятнадцать лет работы совершил феноменальный взлет. В тридцать пять лет назначили вице-мэром города, курирующим инвестиции и земельную политику региона. Мэр, объявив о назначении, сказал позже, улыбаясь и не очень-то пряча идею:

— Ты, Андрюша, это... У тебя, конечно, схемы аккуратные, с подстраховочкой... Но ты это... Без фанатизма. Не подставь никого...

Два года Дорин отработал в должности, а теперь вот ехал в банку для отбывания срока. Вступил в законную силу приговор суда, признавшего его виновным в получении взятки в особо крупном размере.