Совместно с издательством "Айсберг" начинаем публикацию новой книги Виктора Семенова. Роман "Банка" - новый для автора опыт в необычном для него жанре фантастики, или даже антиутопии. Каждые два-три дня Вас ждет продолжение романа на нашем сайте.

Оглавление

  1. Дебют
    1. Прибытие поезда
    2. Унесенные ветром
    3. За пригоршню долларов
      1. 1-3-1
      2. 1-3-2
      3. 1-3-3
    4. Титаник
    5. Гений
    6. Криминальное чтиво
    7. Детектив Нэш
  2. Миттельшпиль
  3. Эндшпиль

Банка

Андрей проспал как убитый всю ночь, сном крепким, как хороший чай, и длинным, как фильмы Квентина Тарантино. Проснулся в одиннадцатом часу. Встал и аккуратненько пробрался в туалет, а затем и в ванную, и, решив вопросы личной гигиены, прошел на кухню. Квартира была пуста. Видимо, и Ольга, и ее сын разбежались по своим делам. Андрей внимательно изучил кухонный шкаф, обратив особое внимание на то, где что лежит, и после двух неудачных попыток, с третьей, обнаружил банку с растворимым кофе. Порадовавшись находке, включил чайник. Пока тот грелся, неторопливо, в соответствии с годом своего выпуска, Дорин сбегал к себе в комнату и принес оттуда сложенный вдвое листок бумаги, на котором София Григорьевна вчера написала ему варианты трудоустройства. Андрей так и не заглянул в него, а теперь этого уже не избежать: сегодня надо определиться с местом работы, а то пастор снова может проявить недовольство. Дорин залил кипятком кофейный порошок в чашке с надписью «Синяя роза — эмблема цирроза» и изображением министра культуры, развернул листок и внимательно прочитал список. Несколько секунд посидел в тишине, а потом произнес, сурово глядя на чайник:

— Вот тебе и список Рутберг. Либо жилищно-эксплуатационная служба — консьержем, либо ФГУП «Почта России» — почтальоном, либо гардеробщиком в школе современного танца. И куда пойдем?

Дорина не сильно привлекало целый день сидеть на месте, поэтому он сразу отмел первый и третий варианты. Но «Почта России» тоже не лакомый кусочек и не вишенка на торте. Ничего такого. Как же ее назвать? Застывший во времени кусочек янтаря, неповоротливый и не меняющийся? Дорин хорошо помнил, как в 2015-м, когда он только начинал службу, почтовые отправления шли неделями и месяцами. А спустя семнадцать лет ровным счетом ничего не поменялось. Нет, это не кусочек янтаря. Это застывшая во времени огромная коровья лепешка, подумал он. Но делать нечего: иные варианты не подходили вообще. Он вернулся в ванную, захватив из комнаты бритвенные принадлежности, которые ему так любезно разрешила взять с собой в банку пенитенциарная система, смену белья и пару бытовых мелочей. Дорин внимательно всмотрелся в свое лицо в небольшом настенном зеркале в ванной. Из зеркала на Андрея хмуро поглядывал все еще коротко стриженный, несколько дней не бритый, симпатичный, молодой совсем человек с очень бледным лицом. На нем ярко выделялись большие зеленые глаза, которые пока не растеряли искорки смеха. Дорин постоял минутку молча и начал бриться, аккуратно уничтожая густую щетину. Закончив, вернулся в комнату, чтобы разобраться с гардеробом. Разбираться, в принципе, особо не с чем. Одни темные брюки-непромокайки и две толстовки: потрепанная серая с надписью «Children’s Education Trust» над сердцем и черная, почти новая. Ее он и надел и, обувшись в прихожей, натянул сверху видавшую виды черную кожаную куртку. Закрыв за собой входную дверь, вышел на улицу. Моросил мелкий дождик.

Перед выходом Дорин внимательно изучил карту, которую ему выдала майор юстиции, и, найдя нужный адрес, мысленно проложил маршрут. По факту все выглядело чуть-чуть иначе, но почтовое отделение, которое он искал, было очень недалеко от дома, и Андрей элементарно не успел заблудиться: выбрался из дворов на улицу, прошел метров двести, свернул направо — и еще через пятьдесят метров оказался у нужных дверей. Постоял немножко и, выдохнув, зашел внутрь.

Дорин давно, очень давно не был в таких местах, но память, цепкая и неумолимая, унесла его лет на пятнадцать назад, когда он еще посещал это замечательное заведение. Мало что изменилось. Небольшое помещение, разделенное на две зоны: одна для посетителей, вторая, за перегородкой, для персонала. И все те же окошки с номерами. Андрей огляделся в поисках прохода внутрь, за перегородку. Не нашел. Он попытался было проникнуть к окошку, но его отпихнула пожилая грузная женщина с большой холщовой сумкой в руках.

— Я здесь стою! — буркнула она.

Дорин прошел к соседнему окошку, на котором красовалась вывеска «Технологический перерыв». Напротив него, в глубине рабочего пространства, за маленьким столиком у стены сидели и, не торопясь, смакуя каждый глоток, пили чай две сотрудницы.

— Эй! — не очень-то вежливо произнес Дорин, и те с удивлением повернулись к нему.

В отделение тем временем зашел пожилой мужчина и встал за женщиной, которая секундой ранее отпихнула Андрея от окошка.

— Вы крайняя? — спросил он.

Та, не удостоив вошедшего ответом, просто смерила его грозным взглядом и повернулась к окошку. За ним еще одна сотрудница отделения заполняла какой-то формуляр.

— Я за пенсией, — проскрипел вошедший, — инвалид второй группы. Без очереди.

В это время Андрей не нашел ничего лучше, чем задать пьющим чай женщинам вопрос:

— Вы как там оказались?

— А ... его знает, — матюгнулась одна из сотрудниц. — Сама в шоке. Десять лет скоро будет. А тебе зачем?

— Инвалид? Второй группы? За пенсией? Без очереди?! — неожиданно заорала грузная женщина, брызгая слюной. — Это кто тут очередь — я, что ли? Очередью мой прадед в Великую Отечественную из пулемета Дегтярева — таких, как ты... Я матери больной в Великие Луки деньги отправляю! Чтоб тебе пусто было, фриц окаянный!

Она пихнула мужчину в плечо, а тот, не готовый к такому повороту событий, отлетел метра на три к входным дверям.

Дорин спокойно посмотрел на все это, а затем перевел взгляд на портрет министра связи и коммуникаций, который висел над пьющими чай женщинами. Одна из них по-прежнему молчала и жевала пряник, а вторая продолжила, рассматривая Дорина:

— Что, министр наш понравился?

— Да как вам сказать...

Андрей замялся. Министром связи год назад назначили юношу шестнадцати лет, который только окончил школу, чрезвычайно одаренного в сфере компьютерных технологий и интернет-коммуникаций, но не очень-то желающего ковыряться в недрах неповоротливых унитарных предприятий. В 2025 году из законодательства убрали ограничения, связанные с возрастом, и теперь государственным служащим любого ранга мог стать даже младенец: все зависело от талантов и профессионализма соискателя.

— Прямо! — улыбнулась женщина.

— Симпатичный... — попытался вывернуться Дорин. — А как к вам туда попасть?

— Зачем? — вступила в разговор вторая дама, дожевавшая наконец свой пряник.

— Мне начальник отделения нужен. — Он почти что всунул голову в окошко. — Я Дорин Андрей Евгеньевич, ваш новый коллега. Направлен к вам из...

Задумался. Откуда? Первая дама поправила длинные темные волосы:

— Из Москвы? Наталья Олеговна говорила, что к нам, возможно, кого-то направят. Проштрафились?

— Типа того... — буркнул Дорин.

Мужчина, отброшенный к выходу, вновь приблизился к заветному окну и попытался вежливо отодвинуть грузную даму. Получилось у него, наоборот, слишком грубо:

— Отойдите-ка отсюда, уважаемая! Вы уже полчаса здесь стоите! А ну брысь!

Женщина с разворота залепила ему сумкой куда-то в область печени, да так, что мужчина крякнул и припал на одно колено, испачкав брючину о грязный пол. Почти сразу за первым последовал второй удар, теперь уже в район правого уха, и мужчина, не ожидая такой прыти, свалился на пол, крякнув еще раз.

Внутри появилась еще одна посетительница. Растерянно посмотрела на странную картину и нагнулась к поверженному:

— Вы крайний?

— Не-а... — крякнул тот, — крайняя вон она... — и кивнул в сторону грузной дамы, — а я первый.

Дама снова грозно посмотрела на него, но отвлеклась: служащая протянула ей из окошка заполненную квитанцию. Дама буркнула что-то недовольное в сторону сотрудницы и стала неторопливо освобождать пространство у окошка. И тут в небольшое помещение вплыла еще одна женщина, размеров огромных, как роковая гора, и, осмотрев происходящее, спросила, отчего-то глядя на Дорина:

— И что здесь у вас происходит?

— Наталья Олеговна, все в порядке, — ответила ей сотрудница из окошка.