Совместно с издательством "Айсберг" начинаем публикацию новой книги Виктора Семенова. Роман "Банка" - новый для автора опыт в необычном для него жанре фантастики, или даже антиутопии. Каждые два-три дня Вас ждет продолжение романа на нашем сайте.

Оглавление

  1. Дебют
    1. Прибытие поезда
    2. Унесенные ветром
    3. За пригоршню долларов
    4. Титаник
    5. Гений
      1. 1-5-1
      2. 1-5-2
      3. 1-5-3
      4. 1-5-4
    6. Криминальное чтиво
    7. Детектив Нэш
  2. Миттельшпиль
  3. Эндшпиль

Банка

Проснулся через пару часов от звука захлопнувшейся двери: из школы пришел Митя. Андрей быстро оделся и пошел на кухню. Митя ставил на плиту кастрюлю с водой, видимо, для пельменей.

— Митяй, а тебе лет-то сколько? — неожиданно спросил Дорин, закрыв собой кухонный проем. — В шахматы играешь, как взрослый, а с виду малек...

Митя повернулся к нему и посмотрел, почти не моргая, прямо в глаза:

— Тринадцать.

— О как? — удивился Андрей, садясь за стол. — А выглядишь помладше...

— Да уж... Мне в школе это часто говорят. Пельмени будешь?

— Давай.

— Надо мной много кто прикалывается из-за роста. А врачиха одна в поликлинике нашей даже в карточке хотела записать: отставание в физическом развитии. Диагноз такой... А я чего-то не в настроении был, к контрольной надо готовиться, а нас, весь класс на медобследование отправили. Ну и ляпнул: а вы с кем меня сравниваете? Что у вас за средние параметры? Ну как, отвечает, со сверстниками твоими, да и данные Росстата никто не отменял... А я говорю: нельзя такие диагнозы ставить, вы учтите, пожалуйста, такое свойство жизни, как индивидуальность. И то, что в моем случае на этом этапе развития она выражена именно так, еще не значит, что я отстаю... Она молчит, не понимает ничего. И меня тут понесло. Отставание в физическом развитии, говорю, особенно в моем возрасте, штука чуть более поправимая, чем отставание в умственном развитии, причем в возрасте чуть более зрелом...

— Да уж, это было лишнее! — усмехнулся Дорин.

— Ага, — согласился Митя, — стыдно немножко. Но диагноз она писать не стала. Выгнала за дверь. А на физре я все равно пока последний стою... От мамы нет новостей?

— Есть, — ответил Дорин, — есть, но очень странные. Нам надо с тобой серьезно тут покумекать.

Митя закинул пельмени в кипящую воду и сел напротив Дорина за кухонный стол.

— Что с ней? — спокойно спросил он. Глаза его, большие и карие, совсем потемнели от переживаний, но держался Митя очень достойно.

— Дмитрий, я не знаю, что с ней. Пока не знаю. Но давай разбираться.

Андрей вкратце рассказал о визите чиновника. Митя призадумался, немного нахмурившись. Потом выдавил из себя:

— Мама не стала бы ничего подписывать...

— Согласен. — Дорин старался говорить уверенно, и это ему давалось ох как тяжко. — Это и странно. Надо покумекать... Смотри какая получается партия: позавчера в пять к ней приходят две фифы из строительного холдинга — ее нет дома. Они имеют честь беседовать со мной. Позже вечером она говорит мне, что не намерена ничего продавать, хотя я, если честно, так и не понял почему. Вчера вечером она не приходит домой, что само по себе нонсенс. И не отвечает на твои входящие сигналы. А сегодня к нам является этот хлыщ из МФЦ и выдает мне документ о переселении, только что подписанный Палычем, и показывает копию договора купли-продажи...

— А что такое нонсенс? — спросил Митя.

— Нечто из ряда вон выходящее. Например, снег летом. Или сборная России по футболу — чемпион мира.

— Понятно.

— А мне не очень... Знаешь что, Митя? — Дорин посмотрел на него, прищурившись, как Клинт Иствуд, только по-доброму, без стали во взгляде.

— Что? — тот снова обдал Андрея теплом своих карих озер.

Ох, подумалось Дорину, придет время, сколько девичьих сердец ты растопишь таким вот взглядом, мой друг...

— Придется тебе завтра пропустить школу.

— Как это?

— А вот так. Если мама и сегодня не явится, с утра поедешь к ней в офис и расспросишь там всех, как и что было вчера. Может, кто-нибудь заметил что-нибудь неординарное.

— Сам?

— Да, брат, сам...

— А ты?

— Слушай, я буду руководить операцией из центра. Понимаешь, есть определенные обстоятельства, которые пока не позволяют мне покидать этот микрорайон.

Митя молча, в недоумении уставился на него.

— Не смотри так, — вздыхая, проговорил Дорин, — когда-нибудь обязательно расскажу тебе, в чем дело, но сейчас — не могу...

Он резко замолчал: кожа под браслетом зачесалась от электрических разрядов пастора. Но как только Андрей примолк — успокоился и его верный страж. Дорин продолжил:

— Есть еще одна сложность.

— Какая?

— У нас с тобой не будет связи.

— Почему?

— Я не пользуюсь гаджетами. Принципиально.

— Ух ты! — удивился Митя.

— Ага...

— И как же мы?

— По ситуации действуй. Информации как можно больше собери, а потом мы с тобой все спокойно прикинем. И главное, ты не тушуйся, веди себя посмелее, на взрослых это лучше действует, особенно на офисных... Как с той врачихой, помнишь, ты рассказывал...

— А так можно?

— В нашей ситуации — даже нужно. У тебя видон десятилетнего: рост, кудряшки эти... А интеллект старшеклассника. Интересная смесь. Поможет нам. Ты главное — на расслабоне, спокойнее так общайся.

— А ты? — повторил вопрос Митя.

— А я займусь этими «Яйцами динозавра». Они неспроста и здесь меня достали. Похоже, надо все-таки с ними разобраться. Раз и навсегда.

— Как?

— Есть одна идейка. Познакомился тут с ребятами... Так они одного хакера решили нанять для своих задачек. Схожу к ним завтра, возьму контакты. Молодой паренек тоже, кстати. Костенич фамилия... Он на их вопрос без фанатизма отреагировал, посмотрим, может, за идею загорится...

— Не надо никуда ходить, — спокойно проговорил Митя. — Ромка Костенич мой одноклассник.

— Ух ты, — улыбнулся Дорин, — пошла масть... А у вас в классе все такие кудрявые?

— Нет. Только я, Ромка и Лиза Фомина.

— Понятно. Пригласишь его в гости?

— Бессмысленно.

— Почему?

— Он не придет. Его отец никуда от себя не отпускает. Я ему сейчас напишу.

Митяй вылез из-за стола и направился в свою комнату. Дорин же занялся пельменями.