Совместно с издательством "Айсберг" начинаем публикацию новой книги Виктора Семенова. Роман "Банка" - новый для автора опыт в необычном для него жанре фантастики, или даже антиутопии. Каждые два-три дня Вас ждет продолжение романа на нашем сайте.

Оглавление

  1. Дебют
    1. Прибытие поезда
    2. Унесенные ветром
    3. За пригоршню долларов
    4. Титаник
    5. Гений
    6. Криминальное чтиво
      1. 1-6-1
      2. 1-6-2
      3. 1-6-3
      4. 1-6-4
      5. 1-6-5
      6. 1-6-6
      7. 1-6-7
    7. Детектив Нэш
  2. Миттельшпиль
  3. Эндшпиль

Банка

И парочка быстро вернулась, каждый сел на свое прежнее место.

— Номера у того мерса самые простые, — продолжил как ни в чем не бывало Митя, — «ОАО 777» и регион.

— Красивые, — ехидно буркнул Дорин.

— Да, — согласился Ветров. — И чего нам теперь с этим делать?

— А все очень просто, мой друг, — улыбнулся Андрей. — Беги к компьютеру и скинь этот номер нашему новому другу Роме Костеничу...

— Зачем? — не понял Митя.

Дорин укоризненно посмотрел на него:

— Попроси его влезть в базу данных автомобильной инспекции. Ему это раз плюнуть. И сразу на ход вперед: человека, на которого машинка оформлена, пусть пробьет по базам, где его следы могут быть. Хотя я уже догадываюсь, куда они нас, скорее всего, приведут...

— Куда?

Данила оторвался от чашки и, подняв глаза на брата, пропел, пытаясь изобразить звук старого, доисторического телевизора:

— Не кочегары мы, не плотники, но сожалений горьких нет как нет, а мы монтажники-высотники, да, и с высоты вам шлем привет...

Дорин снова посмотрел на Данилу, но теперь к недоумению, продолжающему крутиться в его глазах, добавилась капелька интереса.

— Соображаешь, — сказал Андрей, — но пока — никаких выводов. Как говорится, до вступления в силу приговора суда никто не может считаться виновным.

Сказал, а самого бросило в дрожь: вспомнил, как судья зачитывала его приговор. Тряхнул головой, отгоняя невеселые воспоминания, и затем придал застывшему в раздумьях Мите ускорения:

— Митяй, не сиди сиднем. А ну-ка марш к компьютеру.

Ветров умчался в свою комнату, а Андрей внимательно посмотрел на Данилу и спросил его, хитро прищурившись:

— А ты зачем сюда явился сегодня, друг любезный? Какова цель визита? К Ольге? Или к пацану?

— Я не знаю, зачем ты вошла в этот дом, но давай проведем этот вечер вдвоем, если кончится день — нам останется ром, я купил его в давешней лавке, — не задумываясь, произнес Данила. Дорин, глубоко вздохнул и хотел было выйти, но тут в дверях возник силуэт Мити.

— Я все Костеничу скинул. Он быстро не ответит, если уже начал работать. Он когда пишет — как берсерк, сам не свой, уходит в астрал...

— Понятно, — согласился Дорин, — ждем тогда.

Данила поднялся с места и протянул руку сначала Дорину, а затем и брату. И сказал — впервые за вечер — нечто удобоваримое для консервативного восприятия Дорина:

— Пойду. Звоните, как нужен буду.

И ушел.

Вечер пятницы неумолимо обволакивал и без того туманный город туманом алкогольных испарений. За окнами то тут, то там раздавались крики радости, через пару минут они трансформировались в злобные повизгивания и эмоциональные всплески. Город пил, а здесь, в банке, похоже, пили особенно яро и озвучивали это особенно ярко.

Дорин сидел в своей комнате, пытаясь сосредоточиться над Книгой, но это у него не очень-то получалось — уже двадцатый раз читал одну и ту же строчку, не понимая ее. Крик Мити из соседней комнаты извлек Дорина из апатии:

— Андре-е-ей!

Дорин, буркнув что-то неразборчивое себе под нос, пошел в комнату парня.

— Ромка звонит! — прокричал Митя, увидев Андрея. — Тебя просит!

Протянул маленький прямоугольник своего гаджета. Дорин прислонил его к уху и поприветствовал программиста:

— Алло.

— Андрей Евгеньевич... — голос Костенича был исполнен вселенской грусти. — По вашим запросам я информацию достал, сейчас перешлю Мите...

— Отлично! — обрадовался Дорин. — А чего грустишь?

— Я, кажется, Палыча поломал.

На несколько секунд с обоих концов повисло напряженное молчание, которое первым нарушил Дорин. Он спокойно переспросил:

— Что ты сделал?

— Палыча поломал, — повторил хакер.

— Круто. А зачем?

— Да не специально, господи... Заявления эти ваши нашел. Начал кодить. А они уже...

— Чего уже?

— Того... Сопровождаются. На них программули висят, как вы и говорили. Серьезные. Я одну сковырнул изучить. Не наша, похоже на самсунговскую писанину. Видел такие. Поломал обе. Потом свои подвесил — все нормально шло. А потом что-то пошло не так. Скорее всего, корейская тема с секретом была. Палыч вообще вырубился секунд на сорок, потом перезапустился, но коды как-то странно себя ведут...

— Рома, я в этих твоих кодах ничего не смыслю... Одно скажи: заявки, о которых мы говорили, он отказом отработает?

— Скорее всего, да.

— Что значит «скорее всего»?

— Отказом. Точно.

— Это главное. А информацию кидай — ждем.

— Хорошо, — проворчал Костенич и отключился.

Митя в ожидании посмотрел на Дорина.

— Все нормально идет, — сказал Андрей коротко. — Он сейчас данные по мерседесу тому докинет, лови давай...

Митя повернулся к монитору в ожидании письма. И оно не заставило себя ждать. Дорин склонился над плечом Мити, вчитываясь в текст сообщения:

«Автомобиль зарегистрирован на ООО „Реакция“. Учредитель ООО — строительный холдинг AFR. Страховка оформлена на Иванова Федора Федоровича 1992 года рождения и Липницкого Артема Валентиновича 2001 года рождения. По базе Пенсионного фонда Иванов числится заместителем директора ООО „Реакция“ с 2025 года, а до того работал в AFR начальником отдела экономической безопасности. Липницкий — механик в ООО „Реакция“. Еще что-то надо?»

— Митя, будь другом, напиши ему, чтобы адрес Иванова пробил по базе управляющих компаний.

Ветров кивнул и застучал по клавиатуре. Ответ снова прилетел достаточно быстро. Дорин приблизил лицо к монитору.

«Лисий нос, улица Морская, дом 5».

Ух ты, подумал Дорин, который немного разобрался в географии Петербурга. Хорошо живет нынче экономическая безопасность... Митя смотрела на Андрея с немым вопросом в глазах, а тот соображал, что теперь со всем этим добром делать.

— Может, нам в полицию пора? — не выдержал Митя. Дорин, помолчав, ответил вопросом:

— Ты когда-нибудь сталкивался с ювенальной юстицией?

— Нет, — ответил мальчик.

— А знаешь, что это? — не отставал Дорин.

— Не очень...

— Как только полицейские примут от тебя или меня заявление о пропаже твоей мамы, они тут же отвезут тебя в детское учреждение, осуществляющее контроль за несовершеннолетними гражданами, оставшимися без присмотра...

— То есть детдом? А ты?

— Что — я?

— Ты не можешь быть моим опекуном?

— Вряд ли, — ответил Дорин. — Документы на опекунство делаются около шести месяцев. Да и не доверят мне тебя... Короче, ты засядешь в интернате, а маму будут искать полицейские. А желание ее искать у них явно меньше, чем у тебя. А я один не справлюсь...

— Понял, понял, — прервал Андрея мальчик. — Чего делать-то будем?

— Думаю вот, чего делать... Звони своему громиле-меломану...

— Даниле?

— Ага!

— И чего?

— Поедете завтра на охоту...

— За этим лысым? С которым мама уехала?

— Ага...

— И что с ним делать?

— Упаковать и привезти сюда, — серьезно ответил Андрей.

— Как упаковать? — испугался Митя. — Он что, подарок — упаковывать его?

— Сначала поговорите с ним. Предложите подъехать сюда, ко мне. Скажите, что у меня есть для него серьезнейшая информация. По поводу их документов о стеклянных яйцах. Если не поверит — тогда пусть твой боевой братец попробует его уговорить по-другому...

— Но это ведь нехорошо... — поморщился Митя, но Дорин быстренько остановил его:

— А сейчас подумай. Твоя мама согласилась сесть к нему в мерседес. А если бы не согласилась? Думаешь, его план Б сильно бы отличался от нашего? Ты вообще про маму-то думаешь?

Митя примолк, обиженно надув щеки, а Дорин запустил контрольный выстрел:

— Книжка там у меня в комнатенке одна валяется. Видел, наверное... Вычитал я в ней кое-что понятное. Какой мерой мерите — такой и вам будет отмерено. Смекаешь? Какой мерой этот лысый отмерил тебе? А маме твоей? Расслабься: ты теперь просто механизм в руках боженьки.

Митя смотрел сквозь Дорина, соображая. Андрей, увидев, что восстание затихает, так и не успев начаться, напомнил:

— Позвони своему брату-акробату!

— Хорошо, — обреченно выдохнул Митя, набирая номер в гаджете.