Совместно с издательством "Айсберг" начинаем публикацию новой книги Виктора Семенова. Роман "Банка" - новый для автора опыт в необычном для него жанре фантастики, или даже антиутопии. Каждые два-три дня Вас ждет продолжение романа на нашем сайте.

Оглавление

  1. Дебют
    1. Прибытие поезда
    2. Унесенные ветром
    3. За пригоршню долларов
    4. Титаник
    5. Гений
    6. Криминальное чтиво
      1. 1-6-1
      2. 1-6-2
      3. 1-6-3
      4. 1-6-4
      5. 1-6-5
      6. 1-6-6
      7. 1-6-7
    7. Детектив Нэш
  2. Миттельшпиль
  3. Эндшпиль

Банка

Дорин вышел на кухню. Вернувшись через пять минут с чашкой горячего чая, он поинтересовался у Мити, как прошли переговоры.

— Нормально. Заедет за мной в десять — и поедем.

— Так и сказал? — улыбнулся Андрей.

— Нет, — ответил Митя. — «Полчаса до атаки. Скоро снова под танки». А время я предложил...

— У него машина есть?

— Нет. У друга институтского возьмет. Старенькая какая-то. А можно вопрос?

— Конечно.

— А скажи... Если бы Данила меня не зашел проведать, как бы мы сейчас действовали?

Дорин рассмеялся:

— Сразу видно серьезного шахматиста. Не просто играешь, а хочешь просчитать варианты. Я так теперь думаю: Данила твой не мог не появиться. Он к нам кем-то свыше направлен. Это знаешь, как по концовке партии — есть всего один возможный ход. Так и у нас. Только в самом начале. Мы с тобой в ситуацию попали — не позавидуешь. У меня своя, у тебя своя. А по факту — вместе. По человеческим меркам ситуации так себе... И это я еще очень мягко сказал. Но ничего. Не ноем, не плачем, не орем. Пытаемся решить. Вон, даже для смеха поводы находим. Любим — получается. И плохо, и грустно — но любим. Живем. Вот он и появился, твой Данила. Не мог он не появиться.

Митя глубоко задумался, потом произнес, тихо, будто боясь спугнуть кого-то:

— Любящий душу свою погубит ее...

Дорин внимательно посмотрел на него:

— Получается так... Давай спать...

— Давай, — согласился Митя и направился в ванную.

Утро субботы выдалось таким же туманным и влажным, как и вечер пятницы. Дорин открыл глаза около восьми, и перед его взором предстал пожелтевший от времени и регулярных протечек потолок. Встал и подошел к окну. Оно выходило во двор — небольшое пространство, занятое детской площадкой, деревьями и парковками. Ни машин, ни людей: почти все переехали, и соседние дома, окружившие детскую площадку, абсолютно темные, выглядели жутко. Из кухни раздавались какие-то звуки: видимо, Митя уже встал и начал колдовать над завтраком. Дорин тоже подтянулся на кухню и заварил себе кофе.

— Я тут вот чего подумал, — сказал Митя, доедая яичницу. — Давайте я мини-камеру в онлайн-режиме включу. Там трансляция сразу будет идти на мой комп. Глянете...

— Отличная идея, — улыбнулся Дорин, — а куда ты камеру денешь?

— В бейсболку.

— С микрофоном?

— Конечно.

— Принеси посмотреть...

Митя ушел и через минуту вернулся, запрятав пышную кудрявую шевелюру под купол темно-синей бейсболки. Дорин внимательно оглядел ее. Ничего не заметил.

— Ну и где?

Митя снял кепку и ткнул пальцем в едва заметную черную точку над козырьком.

— Ух ты! — восхитился Андрей. — И чего, хорошо снимает?

Митя надел кепку и кивнул в сторону монитора. Андрей повернулся к Мите спиной и тут же увидел на экране свой затылок. Внимательно осмотрел картину и звучно выругался.

— Что такое? — не понял Митя.

— Да вон... — Дорин указал ему на экран. — Волосы седые появились...

— Ага, — согласился мальчик, — я их и так вижу...

— А, ну да... И как тебе?

— Нормально. Тебе же не двадцать лет? У моей мамы тоже есть несколько прядок. Только она их подкрашивает...

— Никому не говори про это, мой друг... Качество, кстати, отличное. Буду за вами присматривать.

— Да, — согласился Митя. — И вот еще что...

Он ткнул пальцем в иконку на рабочем столе компьютера.

— Я в этот мессенджер скину вопросы, если возникнут по ходу... Попробуешь ответить?

— Попробую... — ответил Дорин, нервно шевеля пальцами правой ноги. Но пастор молчал, поэтому Андрей закончил немного увереннее: — Конечно, отвечу.

Через час за братом приехал Данила. Андрей расположился за столом, наблюдая в мониторе, как Митя, время от времени оглядываясь по сторонам, сначала спускается по лестнице, а затем садится в автомобиль. Братья ехали молча: старший иногда сверялся с навигатором, а младший глазел в окошко, позволяя Дорину наслаждаться видами Петербурга. Он свернул окошко онлайн-трансляции, пока там не происходило ничего интересного, и его взгляду открылась новостная страница, которую, видимо, Митя открывал раньше. Среди прочих новостей внимание Андрея привлек заголовок «Министр культуры послал на три буквы председателя правительства в ответ на вопрос о сроках окончания ремонта музея-квартиры Филиппа Киркорова». Похоже на происки желтой прессы. Но Дорин немного знал министра культуры, и поэтому история не вызвала у него особого удивления. Из раздумий его вывел голос Мити; он донесся из динамика с правой стороны монитора.

— Даня, — спросил Митя, повернувшись к брату, — а ты с той девушкой-то замутил? Мне мама рассказывала, что ты за одногруппницей ухаживаешь...

Тот хмыкнул что-то неразборчивое и притих, глядя на дорогу. На экране монитора по-прежнему оставался его героический профиль. Стало быть, Митя продолжал смотреть на брата в ожидании ответа.

Интересно, подумал Дорин, он не знает, что ответить, или подбирает слова? Через минуту Данила все-таки соизволил открыть рот.

— А девчонка та — проказница, — сказал он, сохраняя внешнюю невозмутимость, — на свиданье не показывается.

Митя повернул голову прямо, и перед взором Дорина раскинулся мокро-серый асфальт улицы. Впереди, метрах в пяти от ребят ехал черный микроавтобус с рекламной надписью на заднем стекле. Всего три слова: «Паразиты, любые, уничтожение». И телефон. Ребята так и следовали за ним, и Дорин был вынужден от нечего делать разглядывать цифры на телефоне и даже вскоре запомнил их.

— Данила? — подал голос Ветров. Брат повернулся к Мите и посмотрел прямо на него с вопросом в светло-голубых глазах, а Дорину на мгновение показалось, что эти нежного цвета глаза смотрят прямо в его душу. Митя продолжил:

— Тебе не страшно?

Дорин, сидя в маленькой комнатке Ветровых, уже достаточно далеко от ребят, весь превратился в слух. Данила, как обычно, немного задумался перед ответом. Наконец выдал:

— Страшно от слабости. Страшно проснуться. Счастье в бескрайности. Мне бы к ней прикоснуться...

Митя снова посмотрел вперед, а Дорин проворчал в сторону экрана:

— Тьфу ты, а! Что же вы сделали с пацаном-то, изверги?

И побежал на кухню налить себе чашечку кофе. Он вернулся всего через пять минут, но картинка на экране кардинально изменилась. Автомобиль стоял, прижатый к обочине. Дорин видел задний бампер бело-синей легковушки государственной автоинспекции. Митя повернулся к брату, который разговаривал с инспектором. Точнее, инспектор разговаривал, а Данила мямлил что-то невнятное, не успевая, видимо, подбирать ответы на вопросы гаишника.