Совместно с издательством "Айсберг" начинаем публикацию новой книги Виктора Семенова. Роман "Банка" - новый для автора опыт в необычном для него жанре фантастики, или даже антиутопии. Каждые два-три дня Вас ждет продолжение романа на нашем сайте.

Оглавление

  1. Дебют
    1. Прибытие поезда
    2. Унесенные ветром
    3. За пригоршню долларов
    4. Титаник
    5. Гений
    6. Криминальное чтиво
      1. 1-6-1
      2. 1-6-2
      3. 1-6-3
      4. 1-6-4
      5. 1-6-5
      6. 1-6-6
      7. 1-6-7
    7. Детектив Нэш
  2. Миттельшпиль
  3. Эндшпиль

Банка

— Автомобиль зарегистрирован на гражданина Петрова, так?

— Да, — ответил Митя, перегнувшись через коробку передач и распахнув свои честные карие глаза.

— А где тогда документы, по которым он выразил свое волеизъявление относительно вас?

Молчание Мити добавило интриги, и инспектор продолжил, видя, что ребята не очень-то понимают, о чем идет речь.

— Страховка... Вы не вписаны в страховой полис... — Он сунул Даниле черный прямоугольник портативного устройства.

Дорин застучал по клавишам, сочиняя сообщение для Костенича, отправил его и написал еще одно — Мите — с просьбой потянуть время. Тот кинул взгляд на свой брякнувший сообщением гаджет и, быстро сориентировавшись, сказал гаишнику:

— Как не вписаны? А почему?

— Это мой вопрос к вам — почему? А никак не наоборот.

— Почему? — снова спросил Митя, и этот вопрос неожиданно пробудил Данилу.

— Ну почему, почему, почему был светофор зеленый? — пропел тот, а инспектор перевел взгляд с Мити на Данилу и спросил все так же спокойно и вежливо:

— Вы пили?

— Да, — ответил Митя, — я пил чай. «Липтон» из пакетика. Хотя люблю заваренный в чайничке. Мама всегда делала. А теперь маму увез какой-то лысый мужик на мерседесе. А дядя, который со мной живет, мне чая не заваривает. Я ему сам пельмени варю.

Гаишник перевел взгляд на Данилу. Тот молчал. Митя продолжил рассказ:

— Он алкоголь вообще не пьет: спортсмен... Занимался боевым самбо лет десять, был чемпионом города. А потом в смешанные единоборства перешел. Несколько боев выиграл. Дошел до боя за пояс. И там его какой-то даг поломал. Муртазаев или Миртазаев...

— Яндарбек Муртузаев, действующий чемпион мира по трем основным версиям в весовой категории до девяноста килограммов, — все так же спокойно произнес инспектор.

— Ну вот, видите! — улыбнулся Митя. — А он тогда с ним два раунда продержался из трех...

— Все это чрезвычайно интересно, — с убийственным спокойствием проговорил инспектор, — но вернемся к страховке, которой у вас нет.

Дорин получил ответ от Ромы и мгновенно отписался Ветрову. Митя глянул на сообщение и ответил гаишнику:

— Наш автомобиль имеет расширенную страховку для неограниченного круга пользователей.

— Нет, — ответил инспектор и показал свое портативное устройство, — я только что проверял.

— Пять минут назад, — уточнил Митя. — Перезагрузите базу данных. Мы страховку вчера делали, может, у вас подвисло что?

Тот послушно начал тыркать в кнопки на своем устройстве.

— Ну просто ангел, а не сотрудник ДПС, — проговорил Дорин в тишине комнаты и глотнул кофе. Тот уже остыл. Дешевый растворимый напиток никогда не приводил Андрея в щенячий восторг, а уж холодный — и подавно. Проглотив то, что уже попало в рот, Дорин укоризненно посмотрел на остатки того, что болталось в чашке, как будто сам напиток был виноват в том, что остыл, и, поставив чашку на угол стола, вновь погрузился в просмотр онлайн-трансляции. Происходящее на экране увлекало Дорина так, как увлекал не всякий фильм, который они смотрели с Вестой (обычно в горизонтальном положении, обнявшись), ну а эффект участия превращал просмотр в интереснейшее шоу.

Перезагрузка заняла минут пять, и инспектор, сверившись с информационной базой, впервые за все время диалога выразил хоть какие-то эмоции.

— Фигня какая-то! — фыркнул он, не веря своим глазам. — Никогда такого не было!

— Никогда! Пара-пара-пара-пара-папа! — пропел Данила, а гаишник, напряженно взглянув на него, поплелся в свою машину.

— Даня, давай, поехали! — подстегнул брата Митя, и тот, не мудрствуя лукаво, тронулся, сверившись с навигатором. Дальнейший путь до конечного пункта прошел без эксцессов, но Дорин на всякий случай решил больше не покидать пределы комнаты, хотя ему очень хотелось в туалет. В итоге минут через тридцать движения, пятнадцать из которых проходили по курортным местам города, ребята подъехали к дому Иванова, а точнее к трехметровому забору, который прятал от посторонних глаз и дом, и всех, кто в нем проживает. Красивая топонимическая табличка, аккуратно висевшая на воротах, подтвердила: адрес верный.

— Только не останавливайтесь, не останавливайтесь, не останавливайтесь, — бормотал Дорин, и Данила, как будто услышав его, поехал дальше и остановил машину метрах в пятидесяти от ворот.

— И что? — спросил Ветров. — Что теперь?

— Штиль, — ответил брат, поглядывая в зеркало заднего вида на ворота Иванова, — сходим с ума... Жара. Пахнет черной смолой...

— Хватит, а! — вскрикнул со своей стороны монитора Дорин, и Данила, как будто вновь услышав его, замолк и посмотрел налево, где метрах в двухстах шумел Финский залив.

В автомобиле все замерли в ожидании, и Дорин тоже замер на видавшем виды стуле Митяя. Потом его взгляд зацепился за такую же старенькую, как и стул, раскладушку: она аккуратно притаилась в углу комнаты. Гениальная идея забралась в мозг. Дорин немедленно разложил находку и установил ее таким образом, что, лежа на ней, он очень хорошо видел монитор. Лег и через пять минут крепко спал, сладко и без сновидений.

Проснулся Андрей через час и первым делом посмотрел на экран. Картинка на нем разительно отличалась от той, которая была, когда Морфей уводил его в свое безмятежное царство. Изображение перемещалось, очень быстро, подпрыгивало то вверх, то вниз — видимо, Митя мчался по дороге. Дорин слышал только его гулкое дыхание. Один раз Митя оглянулся, и Андрей разглядел двух крепких мужчин в черных костюмах: они мчались за мальчиком по свободной от машин и пешеходов дороге. То ли Митю подгонял страх, то ли он был очень неплохим легкоатлетом — бежал он быстро, и когда обернулся в следующий раз, то Дорин заметил, что преследователи отстали, а потом и вовсе остановились и пошли обратно. Митя тоже остановился и поковырялся в смартфоне. Через секунду на экране возникло сообщение: «И что мне теперь делать?» Дорин не стал спрашивать, что произошло, было некогда и неловко: надо же заснуть так не вовремя. Поэтому он просто спросил:

«У тебя деньги есть?»

«Двадцать рублей».

«А карточка или проездной?»

«Ученическая».

Дорин ненадолго исчез со связи, рассматривая местонахождение Мити на карте. Потом написал:

«Через пятьсот метров будет поворот направо. Там метров двести — и трасса. Дорогу не переходи, как вышел на шоссе, повернул направо в сторону города, через пятьсот метров остановка. Жди автобуса, все идут в город. Доедешь до метро, а там уже разберешься».

«ОК, — прилетел ответ, — а с Даней как?»

Дорин глубоко задумался над этим вопросом. Он не знал, «как» с Даней, потому что был не в курсе, что произошло, но стыд все еще не отпускал его и не давал признаться.

«А что Даня?» — ответил он вопросом на вопрос.

«Мне искать его? Ждать? Телефон он не берет... Он-то от них на машине решил оторваться...»

«Не жди, — ответил Андрей. — Даня большой мальчик — сам выберется».

Митя кивнул и пошел по дороге. Дорин проводил его взглядом до остановки. Когда Митя сел в автобус, удовлетворив полусонную тетю-кондуктора ученическим проездным, Андрей вздохнул с облегчением и пошел на кухню поискать что-нибудь съестное. Нашел банку майонеза в холодильнике и несколько кусочков черствого черного хлеба в шкафу слева от плиты.

— Да уж, — проворчал он, выкладывая находки на кухонный стол, — да уж...

Намазал майонез на кусок хлеба и откусил большую часть. Блюдо показалось ему чрезвычайно вкусным. Он съел два таких бутерброда и, довольный, спустился на улицу прогуляться до магазина. После последних «кутежей» денег оставалось мало, около трех с половиной тысяч, и Дорин решил хотя бы немножко пополнить запасы съестного, которые незаметно подошли к концу ввиду отсутствия Ольги.