Совместно с издательством "Айсберг" начинаем публикацию новой книги Виктора Семенова. Роман "Банка" - новый для автора опыт в необычном для него жанре фантастики, или даже антиутопии. Каждые два-три дня Вас ждет продолжение романа на нашем сайте.

Оглавление

  1. Дебют
    1. Прибытие поезда
    2. Унесенные ветром
    3. За пригоршню долларов
    4. Титаник
    5. Гений
    6. Криминальное чтиво
      1. 1-6-1
      2. 1-6-2
      3. 1-6-3
      4. 1-6-4
      5. 1-6-5
      6. 1-6-6
      7. 1-6-7
    7. Детектив Нэш
  2. Миттельшпиль
  3. Эндшпиль

Банка

Погода стояла отличная — бабье лето. Солнышко, пока по-летнему теплое, поглаживало коротко стриженную голову Дорина, проглядывая сквозь красноватую листву редких кленов. Андрей заглянул в ближайший магазин и достаточно быстро вышел оттуда, не найдя продавца, который куда-то удалился, не озаботившись сменщиком. Дорин отправился дальше и через пару минут вышел из дворов на улицу. Оглянувшись по сторонам, двинулся к станции метро, которая располагалась в километре от его дома. Станция высилась справа от перекрестка двух улиц, уже за пределами банки, граница проходила по центральной оси улицы, пересекающей ту, по которой двигался Андрей. Но у метро жизни всегда больше, чем где бы то ни было, поэтому Дорин упрямо шел туда, немного соскучившись по ее бурлению. Так, не спеша, он добрался до перекрестка и, естественно, не переходя улицу, остановился перед светофором и посмотрел на вестибюль станции, который как раз в это время выбросил наружу изрядное количество людей. Они выходили на перекресток и разбегались по четырем направлениям, свободные от ограничений, растекались по магазинчикам, кафешкам, автобусам, маршруткам, даже не задумываясь об этом. Дорин смотрел на них, размышляя о природе этой свободы, и, так и не придя ни к чему путному, направился к магазину «24 часа» на его стороне улицы, чуть-чуть правее светофора. Но, подойдя к магазину, вдруг изменил траекторию движения и нырнул в кафешку неподалеку. Вывеска гласила: «Французская пекарня», и в сознании Дорина возникла чашка обжигающего, ароматного кофе. Именно она и побудила его изменить курс.

Андрей занял свободный столик у окна, отсюда он отлично видел и вестибюль метро, и автобусную остановку рядом с ним. Начал рассматривать «Осеннее меню» на столе. Официант — юноша с длинными черными волосами, собранными в хвост, — появился секунд через тридцать. Увидев, что читает Дорин, посоветовал:

— Безалкогольный глинтвейн не берите: очень сладкий...

Андрей промолчал, разглядывая официанта, а тот продолжил, глядя куда-то в угол:

— А обычный глинтвейн — горьковат...

— Спасибо за рекомендации, — ответил Дорин, — но я хотел бы выпить кофе...

— Эспрессо? Американо? Капучино? Гляссе? — спросил парень, покручивая пирсинг в правой ноздре. И продолжил, не дождавшись ответа:

— Эспрессо не советую — очень крепкий! И мороженое для гляссе вызывает у меня некоторые сомнения.

— Давайте американо, — с опаской предложил Дорин.

— Отличный выбор, — ответил официант и скрылся из поля зрения за барной стойкой.

Кофе принесли минут через пять, и Дорин с наслаждением глотнул отлично сваренный напиток, вкус которого уже немного подзабыл из-за перипетий со следственными изоляторами, этапами и банками. Он отпил еще чуть-чуть и снова посмотрел в окно, на вестибюль станции. И вдруг пальцы Дорина дрогнули, заставив чашку удариться о блюдце, глаза округлились от изумления, а рот открылся сам собой, без какого-либо согласия с его, Доринской стороны. В двух метрах от выхода из метро на ступеньках станции, озираясь, с небольшим гаджетом в руках стояла Веста Климова, ничуть не изменившаяся с их последней встречи, такая же, как и всегда, дико красивая, притягательная и однозначная, как фильмы с ее любимым Дензелом Вашингтоном. Дорин вскочил и, выбежав из пекарни, помчался к светофору, который, как назло, только-только загорелся красным. Веста же, сверившись с чем-то (видимо, с картой) на планшете, развернулась и пошла в сторону, противоположную той, откуда бежал Андрей. Наконец загорелся зеленый, и Дорин понесся через дорогу. Секунд за пять перемахнул проезжую часть и, ступив на поребрик противоположного тротуара, открыл рот, собираясь прокричать имя... Но тут напомнил о себе пастор. Как будто раскаленная игла вонзилась под кожу возле правой щиколотки. Андрей припал на одно колено, не ожидая такого вероломного действия. Почти сразу же тело перестало подчиняться ему и, обмякнув, грохнулось на асфальт. При падении Дорин успел повернуть голову направо и ударился о грязный тротуар щекой. Он полностью перестал ощущать свое тело, но находился в сознании и не позволил страху завладеть ситуацией. Полминуты он наблюдал удаляющуюся спину Весты, ее легкое бежевое полупальто, стройные ноги. Потом в поле зрения остались только черные сапожки на каблуках, а потом и они исчезли, оставив Андрея наедине с воспоминаниями. Вскоре перед его глазами возникло лицо молодого парня, судя по одежде — работника метро. Он спросил, присев рядом на корточки:

— Что с вами? Вам плохо?

— Втащи меня обратно на территорию!

— Что? — переспросил парень. — Я вас не понимаю...

— Втащи меня! — крикнул ему Андрей, и парень, вскочив, двинул Дорину ногой куда-то в солнечное сплетение. Тот ничего не почувствовал, кроме раздражения, лишь заорал в ответ:

— Да не «мне втащи», а «меня втащи»! Отнеси на ту сторону дороги!

Парень пожал плечами и попытался поднять Дорина. Безжизненное тело стекало обратно на асфальт, и парню только с третьей попытки удалось взгромоздить его себе на плечи. Дождавшись зеленого, парень перетащил Андрея через дорогу к кафе «Французская пекарня» и, прислонив его к стене дома, спросил, смахивая пот со лба:

— И что теперь?

— Я не знаю, — ответил Дорин, — наверное, сейчас станет лучше...

Из пекарни на улицу вышел официант и, хмуро посмотрев на Дорина, сказал парню в форменной одежде:

— Спасибо, что вернули. Он убежал и не заплатил за американо...

— Я не просил счета! — укоризненно ответил Андрей. — И даже не допил... Увидел кое-кого, вот и сорвался... Моя Веста приехала...

— Допивать будете? — уточнил официант, опасливо поглядывая на Дорина.

— Не знаю... — ответил он. Тело не слушалось, и он понятия не имел, сколько продлится паралич. — Наверное, нет. Рассчитайте...

— Наличными или по карте?

— По карте.

Дорин посмотрел на большое и доброе лицо парня-метрополитенщика и, улыбнувшись ему, спросил:

— Достанешь карту? В левом кармане брюк...