Совместно с издательством "Айсберг" начинаем публикацию новой книги Виктора Семенова. Роман "Банка" - новый для автора опыт в необычном для него жанре фантастики, или даже антиутопии. Каждые два-три дня Вас ждет продолжение романа на нашем сайте.

Оглавление

  1. Дебют
    1. Прибытие поезда
    2. Унесенные ветром
    3. За пригоршню долларов
    4. Титаник
    5. Гений
    6. Криминальное чтиво
      1. 1-6-1
      2. 1-6-2
      3. 1-6-3
      4. 1-6-4
      5. 1-6-5
      6. 1-6-6
      7. 1-6-7
    7. Детектив Нэш
  2. Миттельшпиль
  3. Эндшпиль

Банка

Парень немного покраснел от неловкости, но сделал то, о чем его просили. Отдал карту официанту и спросил у Дорина, в задумчивости поглаживая аккуратную бородку:

— А что дальше делать? Скорую тебе вызвать?

— Не надо, — заволновался Андрей, — ни в коем случае! Само пройдет! Мне бы домой попасть...

Он назвал свой адрес.

— Далеко. Тут машину надо...

Парень снова задумался, оглядываясь. Его ответ услышал официант, вернувшийся с картой и чеком. Он протянул и то и другое парню и сказал, поглядывая на Андрея:

— Давайте я довезу. Я сменился... Только я его один не дотащу...

— Ну естественно, я помогу. Где машина?

— Во дворе.

— Показывай, — сказал парень из метро и, взвалив Дорина на плечи, потащил его к машине официанта. Это была очень древняя «Субару», но, видимо, о ней хорошо заботились: выглядела машинка прилично. Дорина уложили назад, предварительно очистив сиденье от пустых банок «энергетика» и коробок из-под чипсов.

— Куда ехать? — спросил официант, заведя мотор. Андрей повторил адрес, и тот проворчал, пригладив волосы, затянутые в хвост: — Близко... Три минуты...

— Это ехать три минуты, — ответил ему сосед, — а на себе тащить?

Официант не стал размениваться на ответ, а парень, подобравший Дорина, повернулся к нему и спросил:

— А вас как зовут-то?

— Андрей, — ответил Дорин.

— Очень приятно, — проявил вежливость парень, — а меня Сергей...

— А меня Вальдемар, — недовольно произнес официант, увидев, что именно этого ждут от него попутчики.

— Что с вами случилось, Андрей? — спросил Сергей, снова повернув круглое лицо к Дорину.

— Болею, — быстро произнес тот, — бывают приступы. Дома отлежусь — и все нормально будет.

— Если честно, — вступил в разговор Вальдемар, — ты не выглядишь как человек, с которым что-то будет нормально... Ничего, что я на ты?

— Ничего, — ответил Дорин, — но лучше, если вы оба будете однозначны в тактике обращения ко мне.

— Ты о чем? — не понял Вальдемар.

— Либо вы оба обращаетесь ко мне на ты, либо оба на вы. Должна быть однозначность.

Сергей молчал, думая о чем-то своем, а Вальдемар, видимо, любящий пространные разговоры, прицепился к Дорину:

— Вот лежишь ты там — мешок мешком. Как будто из всех мышц один язык работает. И выглядишь, если честно, так себе... Но почему-то меня не тянет называть тебя «Андрей». Как отчество?

— Евгеньевич, — ответил Дорин.

— А чем ты занимаешься, Андрей Евгеньевич?

— Я почтальон.

Молчание повисло над первым рядом автомобильных сидений, какое-то неловкое молчание, но вскоре его прервал радостный возглас Сергея.

— Вот этот дом вроде! — Он показал рукой во дворы, и Вальдемар повернул туда, куда указывал вытянутый перст работника метрополитена.

— Этот? — на всякий случай уточнил Вальдемар у Дорина и припарковался у одной из парадных.

Ребята вдвоем внесли Андрея в квартиру: дверь в нее оказалась не заперта, и, остановившись в коридоре, начали неловко оглядываться.

— На кухню! Давайте на кухню! — Дорин решил взять управление ситуацией в свои руки, тем более что с кухни доносились голоса. Ребята зашли на кухню и встали посреди нее. Сидевшие за столом Митя и Данила удивленно рассматривали гостей.

— На пол опустите, — проворчал Дорин, — к батарее...

Ребята аккуратно выполнили поручение Андрея и начали перетаптываться с ноги на ногу, поглядывая на бутылку водки на столе перед Данилой. Кроме нее, там нашли временное пристанище две баночки шпрот, черный хлеб и пластиковый контейнер магазинного салата «Мимоза». Данила молча встал и, достав из кухонного шкафа еще две рюмочки, широким жестом пригласил ребят разделить с ними трапезу, а Митя убежал в комнату за стульями. Сергей и Вальдемар продолжали неловко топтаться, заполнив собой почти всю кухоньку. Тогда Данила сказал:

— Сегодня болен я душой, так выпьем же, друзья, со мной... — и повторил свой жест. Это немного сдвинуло ситуацию с мертвой точки, и гости уселись за стол. Данила быстренько налил им по рюмочке, обновил и себе и поднял свою, приглашая новых друзей начать.

— За что пьем? — спросил Сергей, с интересом разглядывая Данилу. Его опередил Вальдемар:

— За знакомство... За что же еще?

Ребята выпили и закусили.

— А говорил, что спортсмен... — проворчал сидящий у батареи Дорин. Данила повернулся к нему, а Митя спросил, напряженно разглядывая его:

— Андрей Евгеньевич, а что с тобой случилось-то?

— Ничего, — ответил Дорин, — болезнь такая. Пройдет скоро. Ты лучше скажи, что с вами случилось?

— А то вы не видели...

Дорин вздохнул и признался, что заснул на самом интересном месте. Данила снова укоризненно посмотрел на него, а Митя, ничуть не смутившись, начал рассказывать:

— Встали через дом от него, чтобы не привлекать внимания. Около часа, наверное, ждали. Никто так и не вышел. Потом я в туалет выскочил: приспичило. Далеко не стал отходить — через дорожку в кусты. Дело сделал и хотел уже вылезать, но тут, смотрю, какой-то черный микроавтобус из-за поворота выехал и в нашу сторону едет. Я снова в кусты — и подглядываю. Остановился у нашей машины. Стекла тонированные — ничего не видно. А на боку три буквы — ФСО.

Дорин фыркнул, услышав это:

— Ребята, что у вас с кармой, а?

— Минутку просто рядышком стоял, — как ни в чем не бывало продолжил Ветров, — а потом оттуда мужчина вылез. Такой маленький, худенький, в черном костюме, галстуке, как жених... Подошел к двери и Даниле в окошко стучит. Тот открыл, а мужчина ему корочку показывает, и спрашивает: какова, мол, цель остановки. Данила ему что-то ответил, я не расслышал... Что ты ему сказал? — Митя повернулся к брату, который пытался примостить кусочек шпроты на черный бородинский хлебушек.

— Цель остановки — это цель, собрать все мысли вновь, цель остановки — осознать, что все вокруг любовь.

— Ну да ладно... Тот говорит: сюда сейчас объект государственной охраны приедет, здесь нельзя стоять... Тут уж я не выдержал и вылез — уж очень интересно стало, что там у них такое... Вылез и спрашиваю, а кто приедет? Митрополит Ладожский, говорит, приедет, в свою резиденцию. И смотрит на меня так подозрительно, чего это я из кустов вылез... В резиденцию, говорю... Митрополит... И тут черт меня за язык дернул: а чего, спрашиваю, митрополит не верит, что и так находится под защитой Творца? Зачем ему ФСО? Тут из машины еще двое вылезли. Здоровые, громилы. Один из них рычит: документы, мол, показывайте, кто вы вообще такие? Я перепугался здорово и бросился наутек. Громилы за мной. А Даня резко назад дал, развернулся и был таков, те за ним не поехали. А дядьки метров через пятьсот сдулись и обратно пошли, а я на автобус. Ну, это ты уже знаешь...