Совместно с издательством "Айсберг" начинаем публикацию новой книги Виктора Семенова. Роман "Банка" - новый для автора опыт в необычном для него жанре фантастики, или даже антиутопии. Каждые два-три дня Вас ждет продолжение романа на нашем сайте.

Оглавление

  1. Дебют
    1. Прибытие поезда
    2. Унесенные ветром
    3. За пригоршню долларов
    4. Титаник
    5. Гений
    6. Криминальное чтиво
    7. Детектив Нэш
      1. 1-7-1
      2. 1-7-2
      3. 1-7-3
  2. Миттельшпиль
  3. Эндшпиль

Банка

Лара Фокина, гласила аккуратная и очень красивая подпись в конце второго листа. Дорин немного нахмурился, вспоминая, кто это. И вспомнил наконец. Лариса — двоюродная сестра Весты. Действительно, Дорин видел ее один раз, прошлым летом, когда она приехала в Москву со своим парнем. Они вчетвером ужинали где-то на Красной Пресне. Лариса жила в Краснодаре. Климова, кажется, говорила, что ее сестра — один из самых востребованных юристов юга страны.

Дорин продолжил читать, уже немного понимая их задумку.

...просто познакомились. Поэтому не думаю, что наш с тобой личный контакт с точки зрения права можно использовать против тебя или меня. Киношки все так же любишь? «Бездоказательно, дорогой профессор, бездоказательно!» Подумай, изучи сам.

И еще вот что. Я собрала немного информации о приборе, который они на тебя нацепили. Совсем, правда, немного. Все там очень секретно. Детектив за дополнительную плату выяснил кое-что. Это не просто электронный охранник. Они там (в КБ) реально считают его мощнейшим нейрохирургическим механизмом, который изменяет структуру сознания человека. Он сам решает, как взаимодействовать с подопечным. То есть ограничения, которые тебе выдали при выгрузке в территорию, — только стандартный перечень. Пастор может принимать самостоятельные решения, и они далеко не всегда совпадают с тем, что требует ФСИН. Они (КБ) реально так считают. Серьезно. Детектив нашел достоверный источник информации там. Я не верю, думаю — фигня. Но информация есть, и я хочу, чтобы ты владел ею. Он же (пастор) является и информатором ФСИН обо всех происшествиях, которые случились с подопечным. Раз в месяц скидывает что-то типа отчетов. Вот такие дела. А вообще, я посмотрела, банка у тебя хорошая. Даже французская пекарня есть. А по вторникам в одиннадцать утра там особенно вкусные трюфеля. Они их сами делают, представляешь? Вот такая вот банка...

Ну ладно, вроде все сказала! На этом разреши откланяться. Всего тебе самого хорошего!

С уважением, Лара Фокина

Андрей дочитал письмо, положил его на тумбочку рядом с книгой и в глубокой задумчивости присел на кровать.

Жизнь Дорина до путешествия в банку, исключая небольшой период обитания в СИЗО, была очень динамичной, насыщенной и яркой: совещания, встречи, решения, Веста, совещания, Веста, поездки, Веста, Веста, Веста... Иногда он сетовал, что не хватает времени просто побыть одному. Жизнь в банке, по крайней мере пока он не попал в нее, представлялась Андрею тихим омутом, где он наконец-то сможет хоть чуть-чуть побыть наедине с собой. Однако пока эти ожидания не оправдывались. И прямо сейчас от размышлений его отвлек настырный звонок в дверь. Звонили настойчиво, снова и снова. Дорин вздохнул, немного театрально возвел глаза к потолку: ну сколько можно, мол, и побрел открывать.

За дверью обнаружился неброско одетый мужчина лет тридцати с ранней сединой в коротко постриженных волосах и пронзительным умным взглядом зеленых глаз. Дорин, не удивляясь уже ничему, жестом пригласил гостя проследовать в квартиру, и тот не преминул это сделать. Обогнув Андрея, не снимая обуви, прошел на кухню и, сев лицом к двери, внимательно посмотрел на жильца. Дорин уселся напротив и молча посмотрел на гостя.

— Здрасьте, — наконец-то вымолвил тот.

— Здрасьте, — машинально ответил Андрей, рассматривая его серое пальто. Он все еще находился во власти полученной весточки и не совсем соображал, что происходит.

— Меня к вам Сережа Гайсин отправил. Говорит, у вас задача для меня есть. Я звонил мальцу...

Дорин далеко не сразу понял, о чем идет речь.

— Меня зовут Николай Шкляровский. Я капитан полиции. У вас здесь пропал кто-то... — пояснил гость, спокойно рассматривая Андрея.

Мозаика начала складываться.

— Да, конечно... — торопливо ответил Дорин. — Извините, что сразу не въехал... Быстро вы отреагировали...

— Так дело вроде как серьезное... По крайней мере из того, что мне поведал Сережа, именно это и следует... Давайте вашу версию...

И Дорин погрузил Николая в свою версию произошедшего. Рассказал и о перипетиях ребят вблизи Балтийского залива. Капитан выслушал его спокойно, без лишних эмоций, и молча посмотрел на Дорина.

— А где сейчас ребята?

— Какие? — не понял Дорин.

— Митя и его брат...

— А... Не знаю...

— Смелые мальцы...

— Есть такое...

Николай поднялся с места.

— Вы куда? — удивился Дорин.

— За Ольгой, — улыбнулся тот.

— Погодите...

— Чего? — не понял гость.

— Как вас по батюшке, Николай?

— Эдуардович, — ответил опер, — а зачем вам?

— Так... Проверить хотел кое-чего.

— Проверили?

— Да. Вы не возражаете, если я буду называть вас детективом Нэшем?

— Возражаю. Это вас удержит?

— Не уверен, — ответил Дорин, — не уверен...

— Тогда зачем спрашиваете?

— Из природной вежливости...

— Понятно. Я пойду... — Николай направился в прихожую.

— Николай Эдуардович... — снова остановил его Дорин. — У вас нет желания прикрепить куда-нибудь себе маленькую видеокамеру?

— Зачем? — не понял сыщик и добавил через секунду, догадавшись: — А, кино хотите посмотреть? Телик включите. «Улицы разбитых фонарей», сороковой сезон.

— Да нельзя мне... — буркнул Дорин, а Николай внимательно посмотрел на него и вышел из квартиры. А через секунду вернулся:

— Меня на военные сборы вызывают в среду. На месяц. А вас?

— Нет — ответил Дорин, — меня нет...

— Причина? — строго спросил Шкляровский, и Дорин, сам того не ожидая, весь внутри сжался от такой формы вопроса. Но нашел в себе силы съюморить:

— Меня Родина сюда направила — письма разносить. Считайте, что у меня уже идут военные сборы в войсках связи...

И опять этот задумчивый взгляд. И театральная пауза, как будто шел допрос, а не разговор только что познакомившихся людей. Но тут случилось чудо: Шкляровский оттаял и заполнил пространство маленькой прихожей своим несколько странным, высоковатым, с нотками истерии смехом. И добавил перед окончательным «до свидания»:

— Если бы наш потенциальный противник, про которого нам уже все уши прожужжали, ха-ха... знал всю правду о «Почте России» и о том, как она работает, ха-ха-ха... Ой, не могу... Он бы уже давным-давно вероломно напал на нас, как те странные люди почти век назад, подумав, что нас можно взять голыми руками...