Совместно с издательством "Айсберг" начинаем публикацию новой книги Виктора Семенова. Роман "Банка" - новый для автора опыт в необычном для него жанре фантастики, или даже антиутопии. Каждые два-три дня Вас ждет продолжение романа на нашем сайте.

Оглавление

  1. Дебют
    1. Прибытие поезда
    2. Унесенные ветром
    3. За пригоршню долларов
    4. Титаник
    5. Гений
    6. Криминальное чтиво
    7. Детектив Нэш
      1. 1-7-1
      2. 1-7-2
      3. 1-7-3
  2. Миттельшпиль
  3. Эндшпиль

Банка

Шкляровский исчез за дверью. Андрей слышал, как тот продолжает смеяться, спускаясь по загаженной лестнице. Дорин, нахмурившись, направился в свою комнату. Снова взял письмо от Фокиной (по факту от Весты) и внимательно перечитал его. Особенно внимательно — то, что касалось пастора. Андрей, в принципе, изначально довольно скептически относился к прибору, не очень-то веря в его искусственный интеллект. Но как пастор вел себя в разных ситуациях... Видимо, он все-таки нечто гораздо большее, чем просто электронный охранник или сексот. А затем мысли Дорина поплыли в сторону Весты: сначала ее самой, элегантной, стройной и красивой, в бежевом полупальто, а затем ее письма, удивительного по своей природе.

«Зачем это ей? — подумал Андрей. — Умная же девка... А у меня теперь — ничего. Денег — ноль, свобода только в пределах банки. Видеться со мной нельзя. Ну и зачем ей это все надо?» И вдруг он вспомнил давешний разговор двух конвоиров из поезда. «А блондиночка у суда? Так бежала к тебе! Любит! Любишь ее?»

— Нет, — ответил он тогда.

И сейчас проще всего ответить себе так же. И написать письмо Фокиной. Сказать, что не надо идти против системы, против рожна. Не выдумать все эти шпионские игры, надеясь обмануть ФСИН, ради нескольких тайных свиданий. Остаться хорошим для системы, в которую его погрузили. Приобрести мир.

Дорин остановился как вкопанный, удивленный собственной мыслью, и кинулся к тумбочке за книжкой. Открыв ее на закладке, еще раз вгляделся в слова, которые вчера ему зачитывал Митя. Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?

Андрей сел на кровать в глубокой задумчивости. Он не слышал, как открылась входная дверь и в квартиру зашли Митя, Данила и еще один гость. Не слышал, как они разговаривали на кухне, готовя обед. Он лег и, уже засыпая, слушал, как Веста спрашивает его, поглядывая, как обычно, смеющимися глазами:

— Нравлюсь тебе? Нравлюсь?

— Люблю тебя... — шепнул он в ответ и уснул, хотя еще пять минут назад ничего не говорило о такой развязке.

Но спал Дорин недолго, вскоре проснулся. Кто-то дышал ему прямо в лицо, разгоряченно, но спокойно. Андрей аккуратно приоткрыл левый глаз, чтобы оценить происходящее. И встретился со спокойно изучающим его взглядом огромной среднеазиатской овчарки. Давеча она, привязанная к дереву, безуспешно пыталась добраться до Андрея, пока он разговаривал с ее хозяином Ромой. А теперь она стояла здесь, ни к чему не привязанная, без хозяина, почти вплотную, и обдавала его жарким и частым дыханием. Дорин закрыл левый глаз и начал соображать, что же теперь делать. Страха не было: он всегда спокойно относился к животным, а они — к нему. Единственное, что смущало, — то, как агрессивно требовал сатисфакции конкретно этот пес, тогда, на улице, привязанный к дереву... Но он не мог проникнуть в квартиру самостоятельно, подумал Дорин, поэтому, скорее всего, где-то неподалеку находится и хозяин, и Митя, потому что хозяин тоже вряд ли проник бы сюда самостоятельно...

Так размышлял Андрей, лежа с закрытыми глазами и ощущая на лице горячие волны дыхания большой собаки. Минуты через три она ушла; развернувшись, задела его лицо купированным хвостом. Дорин на всякий случай выждал еще немного и открыл глаза. Удостоверился, что перестал быть объектом собачьего интереса. В комнате — никого.

Андрей встал с кровати и, не делая резких движений, отправился на кухню. Пес лежал в прихожей возле входной двери и недоверчиво поглядывал на Дорина. На кухне ребята что-то бурно обсуждали.

— Мы не должны просто торчать дома без дела и ждать!.. — бушевал Митя.

Дорин протиснулся между столом и стеной и присел на свое любимое место у балкона. Ребята посмотрели на него.

— Поправились? — проявил вежливость Ветров. — А выглядите не очень...

— Более чем. Мой внешний вид, Митя, дорогой, не имеет никакого отношения к состоянию моего здоровья. Что замышляете?

— Мы в ненастную ночь перейдем на ту сторону, чтоб в последней атаке себя не жалеть... — пробурчал Данила.

— Понятно, — спокойно ответил Дорин, — понятно. А зачем?

— Вот! — согласился Костенич. — И я спрашиваю у них: зачем? Упрямые...

Дорин посмотрел на Рому:

— А ты чего пришел? И своего монстра притащил?

— Ребята попросили. Погулять с собачкой вышел... Типа...

— Я это вижу... Мой вопрос звучал — зачем?

— Что значит зачем? Надо найти Митину маму...

— Это да... Понятно... — Дорин присел на пол, упершись спиной в батарею. — Я все-таки предлагаю вам дождаться вечера. Тут детектив Нэш объявился, по виду — толковый... И уже умчал на поиски. Думаю, поиски будут эффективны. А вы со своим максимализмом вполне можете немного помешать ему. Сечете?

За ответ взялся Данила, и Дорин трижды матерно выругался про себя, пока слушал его песнопения.

— Штиль, сходим с ума. Жара, пахнет черной смолой... — Данила умолк и продолжил, рассматривая щетину Андрея: — Оторвись от земли, северный цвет... Я знаю, как должно быть в конце...

— Мы не можем сидеть сложа руки! — перевел с русского на русский Митя. — Мы в курсе, что с ней все будет хорошо, но должны действовать.

— Понятно... — вздохнул Дорин. — И какой же у вас план?

— Украдем его, украдем... Ночью... Увезем его, увезем... В Сочи! — пропел Даня, а Митя, пояснил:

— Похитим их главного. Главного строителя.

Дорин осмотрел каждого из друзей и, удостоверившись, что они не шутят, начал смеяться, с каждой секундой все громче и громче. Ребята в недоумении смотрели на Андрея, выжидая, когда тот успокоится.

— Вы хотите выкрасть Ру... — смех прервал его вопрос. — Ру... Рубена Рубеновича?

— Ага, — улыбнулся Митя.

— А вы знаете, что Рубена Рубеновича уже пытались выкрасть?

— Нет, — так же односложно ответил Митя. — Интернет об этом умалчивает.

— Вот как? Ну, слушайте папу, детки... В первый раз Рубена Рубеновича пытались украсть в начале века, только тогда его еще никто не называл Рубеном Рубеновичем, а называли в основном Рубой-молодым.

— И что случилось? — спросил Костенич.

— Ничего у них не вышло. А что произошло с теми, кто хотел это сделать, я вам рассказывать не буду, тут возрастной ценз — шестнадцать плюс.

— Расскажи мне, расскажи... — пропел Даня, намекая на то, что ему уже значительно больше шестнадцати.

— «Звучал булат, картечь визжала, рука бойцов колоть устала, и ядрам пролетать мешала гора кровавых тел». Так это будет на твоем языке... — Дорин посмотрел на Данилу, а тот, удивленный, опустил глаза, рассматривая столешницу.

— Что за песня? — полюбопытствовал Митя. — Я такой не знаю...

— Это «Бородино», пупа! — иронично пропел Дорин. — Михаил Юрьевич Лермонтов. Говорят вам что-нибудь эти три слова?

Молчание было ему ответом, и он продолжил экскурс в недалекое прошлое.

— А потом Рубена Рубеновича пытались... — Андрей замолчал, подбирая правильное слово. — Пытались...

— Кокнуть? — помог ему Костенич.

— Ну, можно сказать и так.

— И что? — спросил Митя.

— Что... Смотри пункт один — вот что...

— Бородино?

— Ага.

— И теперь у Рубена Рубеновича такая служба безопасности, что вряд ли кому-нибудь удастся его выкрасть или... Или...

— Кокнуть?

— Да. Даже такому мощному отряду неудержимых бойцов, как вы. И даже если к вам на помощь приедет Пореченков.

— И что же нам делать? — спросил Рома, а Дорин, бросив взгляд в сторону прихожей, где подозрительно тихо лежал огромный среднеазиатский пес, ответил так вежливо, как мог:

— Ром, тебе лучше бы домой... А то папаня твой вас хватится, и уже вы с песиком превратитесь в объекты поиска. А следы ваши приведут его к нам. В нашу с Ветровым скромную обитель...

Тот грустно улыбнулся и кивнул, согласившись.

— А нам чего делать? — недовольно спросил Митя. — Просто сидеть и ждать?

— Ну, можно пулечку расписать... — предложил Дорин. — Умеете?

Парни молчали. Костенич попрощался и ушел.

— Ну или в покер, на худой конец... Есть карты, Митяй?

— Нет, — буркнул тот. — Только шахматы.

— Я знаю про твои шахматы, веришь? Даня, есть колода?

— Есть, — пропел тот, — есть!

— Принеси, а? Будь другом? Ты же недалеко здесь где-то обитаешь, да?

— Ага.

Ушел и Даня.

— А мы что будем делать? — Митя понемногу успокаивался.

— Уроки готовы? — спросил его Андрей.

— Да.

— Проверять надо?

Тот молча уставился на Дорина, не понимая, о чем он.

— Ну ладно, — вздохнул Андрей, — давай пока в шахматы.

Митя пошел за доской.

Данила вернулся минут через двадцать, когда партия находилась в миттельшпиле. Пришел не один — вместе с Колей Шкляровским.

— Столкнулись у подъезда... — пояснил детектив Нэш. Он был не весел и не грустен, по его лицу невозможно было выяснить, что он узнал. Но Ольги с ним не оказалось.

Ребята свернули застывшую посередине партию и, усадив опера за стол, сгрудились вокруг, нетерпеливо ожидая хотя бы какой-нибудь информации. Тот не стал мучить парней, видя их напряженные лица:

— Я сначала съездил домой к Иванову, туда, где вы в засаде сидели. Его нет. Дома жена. Говорит — в офис уехал часов в десять, трудоголик хренов. Я через весь город — в офис. Нет его там. Номер мобильный ребятам дежурным из управления К скинул, они мне его местонахождение за три минуты выяснили...

— Так просто? А чего ты мамин номер им не дал? — перебил Митя опера.

— Дал, глупыш... Сразу отправил. Если гаджет выключен, его за сутки можно засечь... Потом поздно. А этот деятель в квартире какой-то на Художников. Приехал, а там бордель. С одной стороны — неприятно, а с другой — он сразу очень сговорчивым стал... Помню, говорит, все помню. Да, забрал. Привез в офис. Договор подписали. Она — перепуганная, хотя, говорит, он ей не угрожал. Будешь, спросил, подписывать? Буду, сказала. Потом домой попросилась. Он ей машину вызвал, такси какое-то дешевое. Приехал «Форд-Мондео» старенький, серый. Села. Уехала. Я спрашиваю, не врешь? Иванов говорит: нет, хочешь — поехали в офис, с видеокамер записи снимем...

— Сняли? — спросил Дорин.

— Да. — Шкляровский сунул ему флешку.

— Митя, поставь... — попросил парня Андрей.

Компания переместилась в комнату Ветровых, к компьютеру. Видео с камеры над входной группой в бизнес-центр четко показало Ольгу: она вышла из здания и села в автомобиль. В объектив умудрились попасть даже несколько цифр номера.

— Так номера, номера видны, Николай! — возбужденно закричал Митя. — Надо пробить по базе!

— Пробил уже, — терпеливо ответил Шкляровский.

— И?

— Машина зарегистрирована на Армена Карапетяна. Живет на Двинской. Исчез несколько дней назад. Жена отнесла заявление местным ребятам в отделение...

Мурашки побежали по спине Дорина: он вспомнил машину, летящую с моста, как две капли воды похожую на автомобиль на экране компьютера...

— Получается, он тоже исчез... — расстроился Митя. — И что теперь делать?

— Искать, — как ни в чем не бывало ответил Николай. — Искать. Еще есть время!

Шкляровский встал и направился к выходу. Дорин встал вслед за ним.

— Провожу, — пояснил он ребятам, которые в недоумении посмотрели на него.

Спустился на улицу. Николай вопросительно взглянул на Андрея. Дорин рассказал ему о «Форде-Мондео», вылетевшем с моста несколько дней назад. Собеседник оставался абсолютно спокойным:

— Знаю. Мне сразу сообщили, когда я сделал выборку по этим номерам. Машину подняли почти сразу. Людей в салоне не было. Четыре дня водолазы исследовали акваторию — никого не нашли. Понимаешь?

— Да, — хмуро ответил Дорин.

— То есть вариант первый — они уплыли от нас навсегда, вариант второй — выбрались и гуляют где-то, неведомо где. Тогда есть вопрос: почему они до сих пор не объявились?

— В больнице, например?

— Точно. Есть специальная база потеряшек и тех, кого нашли без документов. В базе — никого похожего. Но бардак и там... Поэтому я сейчас займусь больницами и прочим. А заявление по ней надо писать. Оформляй опекунство, а парень поживет полгодика в интернате, ничего страшного...

— Мне не дадут, — хмуро ответил Дорин, а Шкляровский снова внимательно посмотрел на него. Потом рассмеялся своим необычным смехом.

— Банка? — спросил он шепотом. — Ты в банке?

Дорин молча кивнул, опасаясь пастора, но тот вел себя тихо.

— Ясно, почтальон! — снова рассмеялся Нэш. — Будем надеяться, что все закончится хорошо, так? И я говорю тебе не только про Ветрова...

Николай протянул Дорину руку и быстро зашагал к своей темно-синей «тойоте». Андрей же смотрел ему вслед и думал: вот сейчас бы уплыть далеко-далеко, куда-нибудь на Сейшелы, как тогда, с Вестой, и вокруг — только океан, песок и ничего больше, и Климова в мини-бикини, выйдя из бунгало, приближается к нему...

«Где ты стоишь сейчас — там земля святая», — прошептал кто-то у него в голове и тем самым вернул в реальность.

— Будем верить, что все закончится хорошо, — произнес Дорин и вернулся в квартиру.