Эвакуация

На следующий день, около трех часов, к парадной Лидии Игоревны подошли двое крепких, коротко стриженных мужчин. Один из них, лет сорока пяти, критично осмотрел домофон. Второй, помоложе, что–то бубнил. Судя по недовольному виду коллеги, бубнил давно.

- Подсовывают всякую хрень! Сначала жене. А та – мне. Писатели, тоже мне! И как у них так выходит только, скажи на милость?

- О чем ты, Рома? – спросил второй. Он был руководителем службы безопасности консалтинговой фирмы «Бермудский треугольник», и, соответственно, начальником Романа.

- Жена вчера книжонку дала почитать. Говорит, смешно. Я переплевался весь. Голова там разговаривает, понимаешь, Миша? Ярко–рыжая. Прерывает там чего–то! Не сам человек, а голова!

- Ну и что? – спросил Михаил, набирая номер случайной квартиры, - у меня тоже иногда голова разговаривает. С…, - он бросил взгляд вниз, - с этим… И не всегда там мою голову слушают! Там, видимо, тоже есть своя голова. И она, наверняка, тоже с кем–нибудь разговаривает.

- Кто?! – крикнули из домофона.

- Жилкомсервис, - спокойно и тихо сказал Михаил, - слесарь второго разряда Воскбойников. У вас трубу на чердаке прорвало. А я ключ электронный забыл. Открывай быстро, а то сейчас всех зальет к чертовой матери.

Дверь открылась после соответствующего сигнала, и безопасники зашли в подъезд.

- Миша, голова не может разговаривать отдельно от человека. Это – бред. Понапишут фигни! И мне подсовывают! Через жену! Нашли посредника. Ты читаешь вообще?

- Читаю. - Проворчал Михаил, нажимая на кнопку лифта. Тот никак не реагировал на его манипуляции. – Похоже, сломан. Пошли пешком.

- Какой этаж? – угрюмо спросил Роман.

- Восьмой.

Роман выругался и начал подъем вслед за старшим товарищем. Его молчания хватило ровно на два лестничных пролета.

- И что ты читаешь?

- За последние пять лет я две книжки прочел, и те не полностью.

- Какие? - не унимался Роман.

- Камасутру и ветхий завет. Книгу судей. Жесть. Что там, что там.

Роман примолк, обдумывая услышанное. Минут через пять они подошли к нужной квартире, и Михаил позвонил в дверь. За дверью никакой реакции не последовало, поэтому он повторил свое действие еще один раз. Затем еще. И еще. И только на шестой раз из–за двери раздался тоненький голос:

- Кто?

Голос был явно детский, и на него Михаил отреагировал немного иначе, чем на вопль из домофона:

- Полиция, - сказал он и приложил к дверному глазку красную корочку ветерана специальных служб, - опрос свидетелей. Велосипед угнали у какого–то чудика из третьей парадной. Видел чего?

Дверь забряцала открывающимся замком, и через секунду на мужчин внимательно глядели два голубых глаза внука Лидии Игоревны, Васьки.

- У Кольки Самсонова что ли? – спросил он, разглядывая гостей.

- Так точно, - улыбнулся Михаил, - пустишь?

Вася отодвинулся, давая проход гостям, и мужчины зашли в квартиру.

- Ты один? – спросил у него Роман.

- Ага, - ответил Вася.

- Как звать?

- Васин. Василий.

- Мастер слова? Очень сильный?

- Нет, - испуганно ответил мальчик.

Михаил закрыл дверь на замок и спросил хлопающего глазами мальчика:

- Бабушка твоя где?

- К подруге своей пошла.

- А вернется когда?

- Не знаю точно. А сейчас сколько?

- Около трех, - посмотрел на часы Михаил.

- Она в двенадцать ушла. Думаю, не раньше, чем через пару часов. Зачем она вам?

Никто ему не ответил. Михаил с Романом молча прошли на кухню.

- Сосиски будете? – спросил мальчик.

- Свари. А мы пока тут немного осмотримся, если не возражаешь. И телефон свой Ромке сдай, – Михаил кивнул в сторону своего коллеги.

- Дяденьки, вы только учтите, - сказал Вася, протягивая свой телефон Роме, - что моя мама, хоть и укатила в Пицунду со своим новым ухажёром с работы, все еще остается майором юстиции, дознавателем Синициной Ольгой Викторовной. Планируя какие–то действия, просто имейте это в виду, ладно?

- Твоя мама - мент? – переспросил Рома, рассматривая телефон мальчика.

- Майор юстиции, - неуверенно повторил тот.

- А почему она – Синицына, а ты - Васин?

- У меня фамилия, как у папы.

- А,- протянул молодой безопасник.

Михаил молча обдумывал ситуацию. Рома же, видя, что разговор дальше не клеится, спросил у парня, присев к кухонному столу:

- Вася, а вот ты как думаешь, голова может разговаривать отдельно от человека?

- Конечно, может, - не удивился вопросу парень, - вы «Руслан и Людмила» читали?

- Пушкина? – уточнил Роман.

- Ну, да. Там голова разговаривает отдельно. Почитайте.

- Там голова – это не человек, - прервал свое молчание Михаил.

- Как это, не человек? – удивился Вася, - всё, как у человека. Лоб, нос, губы. Я помню картинку даже. И разговаривает. Вам сосисок сколько?

- Ты знаешь, Васёк, не надо нам, наверное, сосисок, - сформулировал мысль Миша, - и осматриваться мы здесь не будем. Пойдем.

- Как это? – не понял Рома.

- А вот так, - начал было его начальник, но был прерван звонком Васиного телефона в правой руке Романа. Контакт - «мамуля». Оба безопасника уставились на телефон, не очень понимая, что им делать с этим. Тут к навязчивому трезвону Васиного устройства добавился еще один звук – теперь звонили Роману. Он вынул свой телефон из заднего кармана штанов и раздраженно посмотрел на экран: «жена». Роман так и не решил, что со всем этим делать. Он молча переводил свой взгляд с одного трезвонящего аппарата на другой, думая, какой же из них первым успокоится, вернув на маленькую кухню тишину и покой. Но женщины были настойчивы, и перезвон продолжался.

- У тебя голова крутится, - сказал Миша.

- Зато молчит, - огрызнулся Роман.

В этот момент дверь в квартиру начала открываться, и Вася радостно побежал в прихожую.

- Бабуля! – крикнул он, помогая бабушке открыть дверь. В прихожую зашла Лидия Игоревна и, аккуратно закрыв входную дверь, внимательно посмотрела на внука.

- У нас гости, - сказал тот и мотнул головой в сторону кухни.

- Никитишна? – спросила Лидия Игоревна.

- Не совсем, - ответил внук.

Лидия Игоревна, тяжело вздохнув, не разуваясь, пошла на кухню.